?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Открыл грибной сезон

После непрекращающихся почти неделю дождей и температуры в районе +20 градусов я небезосновательно полагал, что настала грибная пора. Не откладывая дело в долгий ящик, в среду 6 августа я решил открыть грибной сезон.

 

То, что я не ищу легких путей, моему ближайшему (и не только) окружению известно давно, но чтобы до такой степени…

А начиналось-то все весьма безобидно. Ввиду того, что я нежданно-негаданно остался без работы, свободного времени – завались, так почему бы не скататься в лес, пока толпы грибников ближе к выходным не ринулись собирать его дары? Маршрут я выбрал давно – станция Донино, где я года 4 назад весьма преуспел в охоте за подосиновиками. Посмотрел в интернете расписание электричек, отварил картошки, соорудил несколько бутербродов, заполнил свежезаваренным чаем термос, натянул резиновые сапоги, взял корзинку, и – вперед!

Я решил не ехать на машине, поскольку не люблю быть привязанным к одному месту, да и сложно бывает временами найти ее на шоссе и вспомнить, у какого километрового столба ее бросил. С поездом-то точно не промахнешься, и единственный минус – завязка на расписание. Это если все делать по-человечески, а не так как я…

Здесь необходимо небольшое пояснение для тех, кто не знаком с казанским направлением московской «железки». Я живу около станции «Ухтомская», далее идет «Люберцы-I», после которой происходит разветвление на рязанскую (южную) и казанскую (северную) ветки. Подавляющее большинство электричек – с интервалом 7-10 минут – идет по южной ветке. Это и понятно, поскольку основные дачные и населенные пункты находятся именно там. Северная ветка, которую поезда жалуют раз в час, а то и реже, в основном проходит по мелким деревенькам и лесам. Именно там, в районе 46-го километра, и находится станция «Донино».

По рабочим дням в движении пригородных поездов существует так называемое технологическое окно, то есть интервал, когда поезда не ходят: приблизительно с 11 до 13 часов. Я решил ехать последним поездом до окна, то есть в 11:01 – согласно добытому в интернете расписанию. Тот факт, что этот поезд не значился в печатной версии расписания, меня почему-то не смутил…

Я дошел до станции с 5-минутным запасом и взял билет туда-обратно до Донина. И тут меня поджидал сюрприз – в расписании, которое висело около билетной кассы, тоже не значился поезд в 11:01! Более того, согласно этому расписанию, последний поезд до окна уходил в 10:57, причем по южной ветке. Электричка уже показалась в поле зрения, и мне предстояло срочно принять решение: довериться интернету и пропустить приближающийся поезд, рискуя при этом потерять два часа в случае ошибочной информации, или поехать по южной ветке и лесом дойти до Донина. В итоге я выбрал второй вариант – до сих пор я так и не знаю, насколько он был оправдан и существует ли в природе поезд, который по рабочим дням в 11:01 идет от Ухтомской по северному направлению…

Видимо, от большого ума я доехал до Раменского – довольно серьезного населенного пункта, который находится в той же пригородной зоне, что и Донино, и приблизительно на том же расстоянии от Москвы. Хотя правильнее было бы сойти раньше – например, в Кратово, где в основном расположены дачные участки, да и лес находится ближе к станции. Но все мы сильны задним умом, и понял я это только когда дефилировал в резиновых сапогах по городу Раменское в поисках леса. При том, что шел я от станции в сторону леса, едва ли не каждый встречный считал своим долгом задать идиотский вопрос «ну как, есть грибочки?», правда, увидев пустую корзину, просто желал удачи.

Пятьдесят грёбаных минут я шел по Раменскому в резиновых сапогах! К тому моменту, как начался лес, я умудрился устать, и у меня был соблазн сесть в маршрутку и прокатиться обратно к станции. Но поддайся я на этот соблазн, я перестал бы себя уважать за такой позор. Нет, мы не ищем легких путей!

Однако стоило мне очутиться в лесу, как усталость мгновенно куда-то испарилась. Свежий воздух стал кубометрами вливаться в мои сморщенные городской пылью легкие, и жизнь снова начала обретать смысл. Я посмотрел на компас и определил для себя направление – на север! Я рассчитывал преодолеть расстояние до Донина часа за 3,5-4, чтобы успеть на обратный поезд, отходящий в 16:04. Но, как говорится, если вы хотите насмешить Бога, поведайте ему о своих планах…

Грибы наполняли корзинку медленно и со скрипом: за 2 часа не набралось и половины. Пара моховичков, несколько чернушек и валуёв, куча сыроежек. Так, ничего особенного.

Перекусив взятой с собой трапезой, я двинулся дальше, не без удовольствия отметив, что рюкзак стал значительно легче. Незаметно пролетел еще один час. Становилось скучно: желчные грибы, встречавшиеся в лесу буквально сотнями, меня жутко бесили, а из мало-мальски съедобных попадались в основном сыроежки. Мне это стало надоедать. Время приближалось к трем часам, и, решив, что на первый раз полкорзины мне будет достаточно, я стал меньше внимания уделять тому, что попадается под ногами, и начал целенаправленно двигаться в сторону станции – на север. Звук поездов слышался достаточно отчетливо, и мне казалось, что еще чуть-чуть, и я выйду из леса.

Но раменско-донинский лес не желал меня просто так отпускать. Сначала путь мне преградила какая-то речушка. Не особо полноводная – шириной всего-то метров 5-6, но ни перепрыгнуть, ни перейти ее вброд не представлялось возможным. Пришлось идти вдоль нее в поисках переправы. Примерно через километр я встретил шагавшего мне навстречу мужика, у которого поинтересовался, как перебраться на другую сторону. Его ответ не слишком обнадежил: «Никак! Правда, там дальше есть бетонная перемычина – может быть, через нее как-нибудь…». Ну что ж, перемычина, так перемычина. До нее я дошел минут через 10. Если я до этого не знал такого слова, то теперь узнал его и запомнил навек. Великий и могучий русский язык – это была именно перемычина, и никакое другое слово не охарактеризовало бы сию бетонную конструкцию точнее!

Мне пришлось проявить чудеса акробатики, особенно с учетом рюкзака на спине и корзинки в руке, но спустя какое-то время, весь взмокший, я все же оказался на другом берегу, в процессе переправы пару раз едва не свалившись в реку.

Сверив курс по компасу, я направился дальше на север. Лес начал редеть, трава становилась все ниже – лишь местами виднелись небольшие кустарнички, уютно спрятавшиеся под сенью вековых сосен. И тут мне наконец повезло – прямо передо мной стоял здоровый белый гриб! Такую красоту жалко было срывать, но еще жальче было ее оставлять, и аккуратно, по всем правилам, вывинтив ее из грибницы, я ножиком срезал грязь с ножки, к своей радости убедившись, что гриб не червивый.

Пройдя еще с десяток метров, я увидел чуть впереди желто-оранжевое море. В дешевых романах – для повышения драматизма ситуации – обычно пишут: «Я не сразу понял, что это такое». Но поскольку я не пишу дешевые романы, да и дорогие тоже не пишу, я не буду притворяться, что не понял. Тридцатилетний стаж грибника не пропьешь, и безошибочно опознать лисички в этом бескрайнем море не составило труда. Что меня действительно подкосило, так это размер этого моря! И ведь всегда так бывает – когда целенаправленно ищешь грибы, они где-то прячутся. А стоит махнуть рукой и твердым шагом направиться к выходу из леса, как они прямо под ноги бросаются! В тот момент я очень пожалел, что не взял с собой фотоаппарат.

Наплевав на отходящий меньше чем через час поезд, я принялся оприходовать это «море». Сначала кидал в корзину все подряд, сметая найденное подчистую. Однако когда закончилось одно море, я увидел другое. Затем третье. Затем четвертое… Конца-края этому не было видно. В конце концов, я оборзел настолько, что стал капризничать и класть в корзину только самые крепкие «особи», оставляя остатки для тех, кто придет сюда после меня. Около часа я потратил на то, чтобы собрать все эти лисички, и теперь мне уже не было стыдно смотреть на заполненную почти до краев корзину.

Можно было ехать домой с чистой совестью и чувством выполненного долга. Долга, прежде всего, перед самим собой. На часах почти половина пятого, и шум шоссе и железной дороги слышался совсем близко. Я прибавил ходу в сторону шума, периодически сверяясь с компасом. Однако со временем я стал замечать, что шум приближается как-то очень нехотя. Около получаса я двигался довольно бойким шагом, жаждая наконец увидеть просвет в деревьях с выходом на шоссе, но этого все не происходило. Я начал вспомнить, есть ли в природе такое явление как слуховой мираж, но так и не вспомнил. Потом до меня дошло, что северный ветер доносил звуки с той стороны, поэтому мне и казалось, что я нахожусь ближе к выходу, чем я был на самом деле. Сколько до него еще идти? Этого я не знал.

Нет, заблудиться я не боялся, поскольку у меня был с собой компас, я знал четко, куда мне надо идти, да и шум дороги указывал мне направление движения. Но, видимо, судьбе было угодно, чтобы я испытал в этот день всё! Путь мне преграждала то заболоченная местность, через которую мне приходилось скакать по кочкам, то густой валежник, через который я пробирался, снова проявляя чудеса акробатики и нагибаясь до самой земли и почти по-пластунски проползая под ним. И хотя рюкзак за спиной я уже практически не ощущал, полная грибов корзина давала о себе знать и здорово оттягивала руку, что лишь усложняло мою задачу. На улице было +16 при сильном ветре, но я был в одной футболке и пропотел до такой степени, что ее можно было выжимать. В довершение всего я едва не наступил на змею, которая вылезла на тропинку погреться на солнышке и в последний момент успела уползти в траву…

И вот впереди показался долгожданный просвет, и звук проносящихся машин дал мне понять, что я наконец-то дошел! Я вышел на обочину шоссе и почувствовал, что ноги мои просто отказываются идти. Метров через 100 за шоссе показалась и железная дорога – именно туда мне и надо было.

Разумеется, по закону подлости, вышел я к железной дороге между станциями. Между какими? Я не имел ни малейшего понятия. И как далеко до ближайшей станции, я тоже не знал. Зато я едва не наткнулся на километровый столб с надписью «42». Порадовавшись наличию хотя бы какой-то точки отсчета, я открыл расписание и к своей радости обнаружил, что станция перед Донино называется «платформа 41 км». По крайней мере, я теперь знал, куда и сколько именно мне надлежит двигаться – налево порядка километра. Время приближалось к 17 часам, и, если верить расписанию, до ближайшего поезда в сторону Москвы оставалось менее сорока минут.

Я пошел прямо по железнодорожной насыпи, надеясь, что за это время смогу своим черепашьим шагом преодолеть этот чертов километр, поскольку следующий поезд по расписанию был только в 18:28, и ждать еще час совершенно не входило в мои планы. Ноги гудели, каждый шажок давался мне титаническими усилиями, и когда далеко впереди наконец-то показалась платформа, я начал мечтать. О том, как я доковыляю до ближайшей скамейки и рухну на нее. А потом достану из рюкзака термос и глотну горячего крепкого чаю. В тот момент мне это казалось пределом мечтаний, и ничего в жизни мне больше не было нужно!

Этот километр был вечностью. Я перешел на другую сторону железнодорожного полотна, и вот уже спасительные ступеньки на платформу от меня в 100 метрах… 50… 20… 10… есть! Теперь осталось дойти до скамейки. Которая по тому же закону подлости оказалась в дальнем конце платформы. На морально-волевых я дошел до нее и рухнул без сил, первым делом с превеликим удовольствием сняв сапоги. До поезда оставалось еще минут 10, и я мог сполна насладиться горячим чаем и просто перевести дух. Ноги начало сводить, но все это теперь казалось такой ерундой по сравнению с тем, что я наконец-то дошел!

Поезд опоздал почти на полчаса, и я уже начал замерзать (хорошо хоть свитер догадался взять с собой!), и потому вторая серия блаженства для меня настала, когда я плюхнулся на мягкое кожаное сидение в теплом вагоне. И даже километр пешком от «Ухтомской» до моего дома уже не показался таким страшным. Третья серия блаженства случилась, когда я погрузился в горячую ванну и почувствовал, как силы вновь ко мне возвращаются…

На следующий день, когда в моем теле болела каждая мышца, я изучил карту Подмосковья и подсчитал, что накануне прошагал порядка 15 километров. По пересеченной местности. С препятствиями. В резиновых сапогах. С бесценным грузом. Но оно того стоило, ибо удовольствие от похода я получил колоссальное. Так что без зазрения совести могу констатировать, что открытие грибного сезона прошло феерично! Итогом его стала 5-литровая кастрюля супа из белых грибов и моховиков, одна сковородка жареных сыроежек и 3-литровая банка засоленных лисичек и чернушек. По крайней мере, закуской к Новому Году я себя и своих гостей обеспечил. Но в следующий раз я все-таки поеду по-человечески – до станции Донино.

 

Comments

alexsax
Aug. 20th, 2008 01:24 pm (UTC)
Эт не поход...
Эт прям взятие Бастилии.
Переход суворова через Альпы - говно по сравнению с такиим походом.
Но как грится "победителей не судят". Пздр.!
А в НЙоркщине нет такого счастья. Лес есть, змеи есть. Грибов - нет. Ток в магазине. (но любые, но без трудностей)
Нет этого кайфа, когда вернувшись, уже перед тем, как заснуть, закрываешь глаза и грибы мерещатся. :-)
golosrazuma
Aug. 20th, 2008 01:26 pm (UTC)
Re: Эт не поход...
"перед тем, как заснуть, закрываешь глаза и грибы мерещатся."

Вооот, это точно!!! Как мне этого там не хватало :)